СВЯЩЕННЫЕ КНИГИ

Буддисты считают важнейшим источником сведений о раннем буддизме сочинения религиозного характера, которые были записаны к началу нашей эры на языке пали на Цейлоне и известны под названием Типитака (Тiрitака) - "три корзины". Полного комплекта этих сочинений в ранних записях не найдено.

В прошлом веке началось собирание того, что сохранилось в монастырях Цейлона, Бирмы, Сиама, Непала, а также (в переводах на соответствующие языки) в Тибете, Китае, Монголии, Японии. В 1871 г. в Мандалае (Бирма) был созван V буддийский собор, на котором 2 400 монахов - знатоков канона - путем сверки различных списков и переводов выработали уточненный текст Типитаки, который был вырезан затем на 729 специально изготовленных мраморных плитах. Для каждой плиты был построен отдельный миниатюрный островерхий белый храмик. Стоящие стройными рядами храмики составили храмовой комплекс Кутодо - целый своеобразный городок-библиотеку, хранилище канона. Благодаря Кутодо и очень сходному с ним другому храмовому комплексу - Сандамани, содержащему комментарии к Типитаке, Мандалай стал одним из наиболее почитаемых мест буддистов всего мира.

В конце XIX и начале XX в. многие тексты, входящие в Типитаку, были переведены на европейские языки и опубликованы, став доступными для широкого круга исследователей.

Типитака. Ядро Типитаки, по видимому, сложилось ранее времени Ашоки (т.е. до 3 века до н. э.), письменную фиксацию канон получил на Цейлоне около 80 г. до н. э. Типитака включает самые разнообразные по содержанию и форме произведения. Это и сборники правил монашеского поведения (Виная-питака), и различные религиозно-нравоучительные рассказы (Сутта-питака) и религиозно-философские трактаты (Абхидхамма-питака). Анализ текстов дал возможность установить примерное время их составления.

Виная-питака (Vinaypitaka), или "корзина устава" - наиболее древняя часть канона. В Кутодо эта часть канона занимает 111 мраморных плит. Входящие в нее пять книг излагают правила поведения и образа жизни буддийских монахов и мирян, условия приема в монашескую общину и исключения из нее, подробности организационного строения общины и ее историю. Хотя формулировки всех этих правил и требований приписываются Будде Шакьямуни, специалисты считают, что большинство входящих в Виная-питаку сочинений сложилось не ранее III в. н.э., т. е. максимум за два столетия до их первоначальной письменной фиксации. Патимоккха (Patimokkha-sutta, санскр. Pratimoksa-sutra) является древнейшим и центральным текстом Виная-питаки. Она - самая старая часть из всего канона. Ее содержание - перечень проступков, совершаемых монахами, и налагаемых за них наказаний. Далее следует состоящая из двух книг Суттавибханга (Suttavibbhanga) - комментарии к Патимоккхе.

Следующая книга называется Кхандхака (Khandhaka), разделяющаяся на две части - Махаваггу (Mahavagga) и Куллаваггу (Cullavagga). Первая часть представляет собой историю развития буддийской монашеской общины, начиная с легендарного момента достижения Гаутамой прозрения. Подробно описываются основные церемонии и праздники в общине, правила поведения монахов в течение дня, сбор общины на время сезона дождей. Куллавагга - продолжение Maxaвагги. Основное внимание она уделяет наказаниям, налагаемым на монахов за различные проступки. В ней же говорится об отступниках от монашеской жизни, и описываются первые два буддийских собора.

Пapuвapа (Parivara) излагает мнемонические приемы, облегчающие запоминание многочисленных правил и запретов.

Вторая часть Типитаки - Сутта-питака (Suttapitaka), или "корзина поучений". Это самая обширная часть канона. Ей отведено в Кутодо 410 плит. Она состоит из пяти сборников, излагающих идеологию буддизма в форме притч и бесед, которые также приписываются Будде или его ближайшим ученикам. В сборник Кхуддака-никая входит 15 книг, из которых некоторые пользуются особой известностью. Среди них Дхаммапада, которая в краткой стихотворной форме сообщает важнейшие вопросы вероучения. Суттанипата содержит стихи этического содержания и т. д. Особенно интересны Тхерагатха (Theragatha) и Тхеригатха (Therigatha), или песнопения монахов и монахинь,- также одно из древнейших сочинений всего канона. Важен для изучения раннего буддизма и сборник Джатака (Jataka), в который входят рассказы о перерождениях Будды. Они имеют характер моральных назиданий, исходящих от самого Будды. Современная наука установила, что в основе это не оригинальные буддийские сочинения, а произведения индийского фольклора, приспособленные для наглядной проповеди буддизма. Они важны как источник сведений об условиях общественной жизни древней Индии.

Наконец, третья часть канона - Абхидхамма-питака (Abhidhammapitaka), или "корзина объяснения учения (закона)". Она размещена в Кутодо на 208 плитах. В нее входят семь книг религиозно-философского характера, посвященных изложению и развитию приписываемых Будде мыслей. Это наиболее поздняя часть канона. Многие направления и школы буддизма не признают ее первоисточником и в состав канона не включают.

Является ли идея религиозного спасения, перехода из земной жизни в нирвану, т. е. в какое-то иное, неземное состояние, действительно главной идеей буддизма? Несомненно. Религиозная буддийская литература вкладывает в уста мифического основателя буддизма следующие слова: "Подобно тому, как воды океана имеют лишь один вкус - вкус соленый, так и учение мое имеет лишь одни вкус - вкус спасения". Все ранние источники подчеркивают, что Будда проповедовал необходимость и возможность достижения каждым личного и вечного инобытия, противопоставляя его непостоянству, обреченности, смертности всего того, что мы воспринимаем как реальный, осязаемый, чувственный мир. "Я всезнающ,- говорит Будда своему ученику Упаке,- у меня нет учителя; никто не равен мне в мире людей и богов и никакое существо не похоже на меня. Я священный в этом мире, я учитель, я один - абсолютный Сам-Будда. Я добился покоя (путем погашения всех страстей) и получил нирвану. Чтобы основать царство истины, я иду в город Касис (Бенарес); я буду бить в барабан бессмертия во тьме этого мира". Бенаресская проповедь, не без основания рассматривающаяся как первая, но одновременно и наиболее точная и полная формулировка главного в учении буддизма, начинается словами: "Раскройте уши, монахи: бессмертие (амата) выиграно мною". Вся первая проповедь - обоснование необходимости спасения от страданий сансары (чувственного мира) и раскрытие пути к спасению. Проповедь заканчивается словами: "Освобождение моего разума не может быть утеряно; это мое последнее рождение; следовательно, я больше не буду рожден".

Подчеркивая значение раскрытия миру пути к спасению в инобытии, Махавагга - важнейшая часть наиболее древнего раздела канона Виная-питаки - так описывает реакцию Вселенной на бенаресскую проповедь: "...вся совокупность десяти тысяч миров заколебалась, затряслась, задрожала; и бесконечный могучий свет пронизал мир, свет, превосходящий тот свет, который мог быть произведен божественной силой дэвов" (т. е. богов) .

Мысль о необходимости религиозного спасения, ухода из сансары постоянно, в самых различных вариантах повторяется и в других текстах Виная-питаки и Сутта-питаки. Так, беседа Будды с монахами о бренности тела заканчивается таким выводом: "...отсутствие страсти делает его (человека) свободным; когда он свободен, он сознает, что он свободен; и он понимает, что новое возрождение избегнуто, что святость достигнута полная, что долг выполнен, и что больше нет возврата в этот мир". Главная задача, которую должен выполнить человек,- достичь спасения от уз окружающего мира. Одновременно подчеркивается, что это спасение вовсе не достигается в момент физической смерти данного живого существа. В полном соответствии с древней религиозной традицией ведийской религии буддизм безоговорочно принимает учение о переселении душ, или, как принято говорить, о перевоплощении: после данного существования сразу после смерти или через некоторое время живое существо вступает в иной форме в новое "бытие", столь же отвратительное, как и все предыдущие.

Мучения, страдания, господство зла заранее объявляются основными качественными признаками любого бытия, бытие и страдания являются тождественными. Буддизм не возлагает ответственность за зло на дьявола, чтобы оправдать бога, но смогшего создать совершенный мир. Неизбежность зла в чувственном мире буддизм трактует как проявление некоего "космического" страдания, извечно присущего всякому бытию.

Величие и благость высшего божества, которым становится благодаря своим личным заслугам в прежние перерождениях всесовершенное и всемудрейшее существо Будда, состоит не в создании мира, а в указании пути его разрушения, победы над злом, которая невозможна без преодоления самого бытия.




Статьи