РАЗВИТИЕ ОБРАЗА БУДДЫ

В первые века буддийского искусства не встречается ни одного антропоморфного изображения Будды. В сценах, рассказывающих о его предшествующих существованиях, нет изображений Будды в виде человека - он появляется в облике оленя или другого животного. Когда же иллюстрируется эпизод из его последнего существования - в виде Шакьямуни, то используются символы, такие как пустой трон, ступа или дерево; наиболее популярные символы продолжали включать в композицию, даже после того как появились изображения самого Будды.

Традиционное отсутствие человеческих изображений Будды объясняется тем, что здесь сказалась ранняя тенденции предпочтения аллегорических образов конкретным изображениям, то есть замещение важнейшей фигуры эмблемой или символом, подобно тому, как ранние христиане изображали крест вместо Христа. Позднее возникло предположение, что такие изображения деревьев или трона могут в действительности представлять места поклонения, более связанные с самим Буддой, чем с каким-либо особенным событием, и, следовательно, не требовали его присутствия в реальной или образной форме. Несомненно, паломничество оставалось неотъемлемой частью буддийской практики во всех землях, охваченных буддизмом, и многие из этих образов могли также прославлять святые места, продолжая начинание царя Ашоки, посетившего многие из таких мест и повысившего их престиж многочисленными дарами и оказанным покровительством. Неизвестно, были ли эти ранние образы аллегорическими изображениями Будды - а, похоже, в большинстве своем не были, но отсутствие антропоморфных образов Будды в течение первых 150 лет существования искусства буддизма бросается в глаза.

Дискуссия о том, когда и где появились первые образы Будды, разрешилась в пользу II века с перевесом в несколько голосов. Можно сделать следующие выводы: к концу III века до н. э. уже знали об антропоморфных изображениях, а первые такие образы Будды относятся к I веку до н. э. Источники этого фигуративного стиля находятся в Индии, в нем соединились древний медитативный идеал йогов и ранние образы якшей, подобные тем, что можно увидеть на ступах в Бхархуте и Санчи. Исходя из особенностей буддийских сект, оплот Сарвастивадинов на северо-западе и районы нижних Гималаев (современный Пакистан и Кашмир) возможно, были в числе первых регионов, где появились антропоморфные образы Будды. Их создание также связано и с традиционным буддийским желанием приумножить заслуги. Причем в этом случае благодаря созданию скульптуры или росписи приумножаются заслуги не только одного человека, но и его предков и родственников. В то время как нищенствующие монахи и благочестивые священники использовали наглядные изображения крайне редко, мирские последователи нуждались как в начальном руководстве, так и в продолжающемся визуальном напоминании о вероучении, которому они следовали. Поэтому именно светское покровительство стало движущей силой для большей части буддийского искусства.

Из-за отсутствия прямых индуистских прототипов это развитие можно рассматривать как неизбежный результат процесса, который начался с колонн Ашоки и был продолжен повествовательными рельефами, изображением джатак и историй из жизни Будды на воротах ступ и, наконец, бесчисленными мужскими и женскими образами плодородия. Эти олицетворяющие плодородие фигуры заняли особенно важное положение в период Кушанской империи (конец I века до н. э. - конец III века н. э.); иногда они изображались как самостоятельные фигуры в человеческий рост , но чаще в рельефе на резных столбах и балках ступы. Глубина рельефа, пышные формы и великолепные детали этих изваяний ставят их на вершину индийской скульптуры. Они - иллюстрация практики, широко распространенной в индийском искусстве, когда каждая из основных религий использовала такие образы как защитников и эмблему изобилия, возможно даже как напоминание о мире земных радостей. Наиболее импозантный пример ранней женской фигуры, почти круглой скульптуры, - это знаменитая девушка с чори (разновидность опахала или метелки от мух) из Дидарганджа, около Паталипутры (совр. Патна, штат Бихар) . Эта до блеска отполированная скульптура, первоначально боковая фигура из колоссальной триады, - самая большая и прекрасная в линии подобных женских образов, идущей от Бхархута и Санчи. Образ якшини всегда занимал важное место в индийском искусстве, но такая чувственность форм, а здесь еще приумноженная за счет полировки камня, для этих роскошных женщин буддийского искусства все же редкость, даже, несмотря на прямое индийское влияние. В равной степени сильные, хотя ощутимо менее чувственные, были и образы мужчин - якши. Эти монументальные репрезентации изобилия впервые появились на пилонах ранних ступ, и к периоду Кушанской династии они уже превратились в почти круглую свободностоящую скульптуру, представляя как отдельных божеств, так и их спутников . Они стали идеалом для последующих образов буддийского пантеона, в том числе будд и бодхисаттв.

Углубившееся разделение религии, в результате которого сформировались школы махаяны, увеличило потребность в дополнительных образах, и, кроме того, этому процессу способствовали политические и культурные перемены, связанные с переселением народов на новые территории, в первую очередь народа кушан из Центральной Азии.

Кушанское царство было сконцентрировано вокруг двух центров: один в районе Матхуры в Северо-Центральной Индии около Агры, другой в Гандхаре. В Матхуре появились статуи Будды, выполненные из песчаника , очень близкие по стилю якшам, вырезанным на пилонах в Бхархуте и Санчи. Эти фигуры, с их широкими плечами и упрощенными формами, еще принадлежат индской традиции, запечатлевшей в камне идеалы йогов, - человек рассматривается как хранитель "дыхания жизни", поэтому скульптура это нечто большее, чем просто визуальная реплика физического тела. Подобные характеристики возвышенной отрешенности были описаны в ранних священных текстах, и их можно все еще увидеть в фигурах святых, а также посвятивших себя медитации, которые сидят вдоль берегов рек и в святилищах по всей Индии. В ранней литературе описаны и атрибуты Будды, называемые лакшаны, такие как ушниша, выпуклость на темени "львиное" тело... - всего 32 признака. Это был только визуальный способ отличить изображения Будды среди других. Несмотря на последующее добавление ореола и нимба и фантастических атрибутов, таких как перепонки между пальцами, ранние образы Будды сохранили человеческие черты, гармонично соединив чудесные стороны божественности с телом смертного. В действительности его божественность была в дальнейшем подчеркнута тем, что Дитрих Сикель (Seckel), выдающийся исследователь буддизма, назвал "негативным стилем", когда убираются разные декоративные элементы, по контрасту с другими многочисленными богато украшенными персонажами буддийского пантеона.

В то же время в северном районе Гандхары, где Александр Великий окончил свой восточный поход, появилась другая стилистическая версия образа Будды. Эти фигуры возникли в результате кампании Александра: провинциальные классические стили из римских колоний распространялись по торговым путям между Западом и Востоком и достигли севера этого региона, оказав влияние на культурную жизнь - от строительства городов до чеканки монет. Хотя искусство Гандхары остается за пределами основного развития Индии, ее расположение у подножия Гималайских гор привело к тому, что именно эта область дала импульс для развития буддийского искусства Центральной Азии.

Индийский Будда изображен в традиционной позе медитирующего йога, возвышенный в своей ментальной силе и, однако, все еще являющийся частью этого мира со своими земными, массивными формами, переданными в глубоком неполированном песчанике. В то же время он сидит на фоне образов сияния и изобилия, солнечного диска и дерева, а трон поддерживают львы, символ его королевского происхождения. Хотя львиный трон и два спутника подчеркивают его царственное положение, поза йога, скромная одежда и жест заверения воплощают духовную природу его послания. Этот образ стал важнейшим источником для всех последующих изображений Будды по всей Азии, в том числе и небесных будд высших сфер, далеких от всего земного. Буддийское искусство сохранило способность последовательно придерживаться исконной простоты этого образа: даже когда он был окружен рядом фигур, олицетворяющих богатство и изобилие, эффект сохранялся за счет соединения земной бедности с великолепием небесных наград.

Смотрите на сайте экологическое проектирование в москве.


Статьи