ЦОНКХАПА

 

 

– “Прибегаю у Учителю. Прибегаю к Будде. Прибегаю к Учению. Прибегаю к Общине” – трижды повторяет буддист перед началом молитвы или духовной практики. В его сердце живет искренняя вера: “Гуру – это Будда. Гуру – это Дхарма. Гуру – это Сангха. Гуру – это средоточие всего блага и счастья. Гуру – мое прибежище”.

Авторитет гуру – духовного наставника, ламы – монаха, достигшего высших ученых степеней, – был в буддизме всегда велик. Однако Лобсангом Дагпой, называемом по месту рождения Цонкхапой, почитание духовного наставника было возведено на такую высоту, что учение Цонкхапы стали именовать ламаизмом. Созданная Цонкхапой школа гелукпа (“Школа Добродетели”) быстро оттеснила все другие школы тибетского буддизма, достигнув духовной и политической власти в Тибете, а также распространившись по всей Центральной Азии. Не стоит забывать о том, что далай-лама, ныне воспринимаемый как духовный лидер всего буддийского мира (или хотя бы всего тибетского буддизма), является формально лишь главой гелукпы – одной из пяти тибетских школ.

Мы не будем сейчас останавливаться на изложении биографии Учителя и тех чудесных легенд, которыми она украшена - это нас ждет в одной из следующих глав. Сейчас мы попытаемся ответить на вопрос, в чем же причина столь широкого распространения учения Цонкхапы, который еще при жизни получил титул “Махаратна Дхармараджа” (“Великий Драгоценный Царь Дхармы”)?

В созданной им “Школе Добродетели” он поставил перед духовенством новую задачу: помогать всем людям (особенно мирянам) в движении по пути Просветления. Но, разумеется, этот путь не может быть одинаковым для образованного ламы и неграмотного кочевника. Пути, которыми люди разных духовных уровней приближаются к спасению, Цонкхапа разрабатывает в своем основном труде “Ламрим чэнпо” – “Ступени Пути к Просветлению”.

Не было такой области буддизма, которой не коснулся бы в своих трудах Цонкхапа. При этом сам Великий Реформатор осознавал себя скорее реставратором, возрождающим изначальное, неискаженное Учение.

В ламаизме Цонкхапа почитается едва ли не выше Будды. Каждый ламаист воспринимает его как “своего ламу” и ежедневно читает молитву “мигцзема”:

 

 

Мантра Цонкхапы: ОМ А ГУРУ ВАДЖРАДХАРА ВАГИНДРА СУМАТИ КРИТИ САРВА СИДДХИ ХУМ ХУМ.

Буддисты верят, что ныне Цонкхапа пребывает на небе Тушита, откуда снизойдет в мир как будда Симханада.

На картинах Великий Реформатор иногда узнаваем по своему известному носу, и нам сообщали, что это было характерной чертой лица Цзонкапы. Его противники называли его “Большеносый амдосец”. Это единственный пример портретного искусства, который мы можем найти в тибетской живописи.

Цонкхапу обычно изображают сидящим на лотосовом троне в оранжево-красных одеждах ламы, в высокой желтой шапке – признаке школы гелукпа, по которой ее монахов называют “желтошапочники” (в противоположность “красношапочникам” – представителям остальных тибетских школ), а саму школу называют “шасер” – “желтая вера”. Руки Учителя находятся у груди в позе Поворота Колеса Закона; он держит два лотоса с атрибутами Манджушри – пламенеющим мечом и книгой. Вокруг его головы нимб, вокруг его тела сияние.

Цонкхава иногда предстает в триаде с Нагарджуной и Атишей. Но чаще у ног Цонкхапы сидят его ученики – первый Далай-лама Гедун-дуб и первый Панчен-лама Кхайдуб Гелэг-балсанбо. Они оба одеты в такие же одежды, что и Учитель, в левой руке они держат книгу. Ламы сидят на олбоках – матах для священнослужителей, олбоки лежат на тронах; спинки тронов обычно обрамлены белой тканью.

Говоря о почитании далай-лам, нельзя не привести мантру Далай-Ламы XIV Тензин Гьяцо:

ОМ А ГУРУ ВАДЖРАДХАРА

ВАГИНДРА СУМАТИ ШАСАНАДХАРА

САМУНДРА ШРИ БХАДРА

САРВА СИДДХИ ХУМ ХУМ.

Цонкхапу пишут именно таким образом независимо от того, посвящена ли картина ему или он входит в паривару. Изображение Цонкхапы без учеников встречается крайне редко.

 

 

“Ламе Цонкхапе, Высшей Драгоценности тибетских мудрецов,

Воплощению Авалокитешвары, Сокровищнице непостижимого сострадания,

Манджушри, Владыке чистого знания,

Ваджрапани, разрушителю всех воинств Мары:

Цонкхапе, Лобсангу Дагпе, я поклоняюсь”.

 

“НАМО ГУРУБХЬЯ. НАМО БУДДАЯ. НАМО ДХАРМАЯ. НАМО САНГХАЯ”




Статьи